Центр русской культуры: юбиляр с богатой историей


«Столица» 10.11.2014

Йосеф Кац


Один из наиболее характерных архитектурных памятников своей эпохи верой и правдой служит таллиннцам вот уже шесть десятилетий.


Изначально – жилой дом, ничем внешне не выдающийся и типичный по своему облику для городских предместий.

Затем – крупнейший в городе синематограф, скрывающий за решенной в духе вариации на тему классицизма уличной «кулисой» выстроенный по последнему слову инженерной мысли кинозал.

Потом – спроектированное, но так никогда и не выстроенное спортивное сооружение, пытавшееся синтезировать в своем облике каноны официального соцреализма с языком местной архитектурной традиции.

Наконец – самый, пожалуй, чистый и целостный, как принято говорить – эталонный – образчик сталинского ампира, достигшего ко второй половине пятидесятых годов прошлого столетия своего апогея и логической кульминации.

Все это – нынешний таллиннский Центр русской культуры на бульваре Мерепуйестеэ, «урожденный» Дом офицеров Балтийского флота, в нынешнюю пятницу, 14 ноября, отмечающий славную и солидную дату - день своего шестидесятилетия. 

За стеной

В пресс-сообщении ЭТА, опубликованном 23 февраля 1954 года - на следующий день после официального открытия Дома офицеров – о богатой предыстории здания нет ни слова.

Приезжему читателю «Советской Эстонии» могло бы показаться, что речь идет о совершенно новом здании. Городские старожилы помнили: это, мягко говоря, абсолютно не соответствует действительности.

Квартал на месте нынешнего Центра русской культуры начал формироваться во второй половине позапрошлого века – после того, как в 1857 году Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей магистрат начал здесь продажу земельных участков.

Раскупались они не слишком охотно: почва на месте былого крепостного рва была плохая, да и неясно оставалось, где в будущем планируется выстроить железнодорожный вокзал: Русский рынок перед воротами Виру рассматривался как один из реальных вариантов.

Первый свисток паровоза зазвучал над Ревелем не с восточной, а западной стороны упраздненных городских укреплений в 1871 году. А еще лет через десять-пятнадцать на углу нынешнего бульвара Мерепуйестеэ и улицы Инсинеэри появилась первая постройка.

Был это причтовый дом: жилище настоятеля расположенной совсем неподалеку, буквально – по ту сторону осевшей крепостной стены - православной церкви Николая Чудотворца.

Синематограф Войнова

Не позднее 1882 года он обзавелся соседом: двухэтажным каменным домом, выстроенным, как и множество зданий той поры, по проекту архитектора Николая Тамма-старшего.

Через двадцать один год хозяином ничем до того не примечательной постройки стал Василий Симеонович Войнов – директор Балтийских маячных мастерских, инженер, механик, изобретатель, владелец двух ревельских синематографов.

21 марта 1913 года он обратился в городскую управу с просьбой разрешить ему перестройку домовладения – соорудить мощный каменный подвал, простирающийся далеко за линию застройки в сторону крепостных стен Старого города.

Он, по задумке Войнова, должен был стать цокольным этажом, без преувеличения огромного, зрительного зала, способного вместить до тысячи трехсот поклонников киноискусства: подобных масштабов губернский Ревель доселе не знал.

Оригинально был решен и парадный фасад будущей постройки. Украшенный вставками из майоликовой плитки и кованным металлическим декором, он не имел аналогов в местной архитектуре, будучи похожим, скорее на особняки дачных районов Петербурга.

Авторство этого оригинального проекта пока не установлено. Как и не установлена причина, заставившая Войнова отказаться от него: открывшийся в декабре 1913 года кинотеатр был решен в духе вариаций на тему русского классицизма.

Впрочем, об архитектурных достоинствах здания газетчики той поры писали меньше, чем об инженерной стороне дела: каркас двухъярусного балкона потолок зрительного зала были смонтированы из железобетонных конструкций.

В пору, когда пожары были главным бичом зрелищных сооружений, выбор Войновым строительного материала был более чем актуален. Именно он, как выяснилось через четверть века, оказался для судьбы здания решающим.

Физкульт-проект

….Среди повестки дня заседания Таллиннского горисполкома 13 января 1948 года, значилась и судьба выгоревших руин, высившихся по адресу бульвар Мерепуйстеэ, 10.

При отступлении из города частей Красной армии кто-то из начальства отдал странное распоряжение – уничтожить все имеющиеся в городе кинопленки в здании кинотеатра «Арс», известный, впрочем, и под своим дореволюционным названием «Гранд-Марина».

Огонь быстро перекинулся с целлулоида на внутреннюю отделку помещений – и к моменту вступления в город частей вермахта от здания осталась одна коробка стен. Словно этого было мало, в марте 1944-го в нее упали несколько авиационных бомб.

Инженерный расчет Войнова, к тому времени уже погибшего в сибирской ссылке, оказался безупречным: стены выстояли. Они оказались настолько крепкими, что снос их в ходе работ по очистке Таллинна от развалин был признан нецелесообразным.

Городские власти решили передать их Республиканскому комитету по физической культуре и спорту – для устройства в бывшем кинотеатре крытого плавательного бассейна: архитектор Р. Ныва даже подготовил его проект.

Будь он реализован – Таллинн пополнился оригинальной постройкой: фасад времен Войнова предлагалось встроить в массивное здание, внешне похожее на дом Академии наук ЭССР на Театральной площади.

Однако, необходимых для воплощения задуманного в жизнь двух с лишним миллионов рублей у физкультурников, по-видимому, не нашлось: обнесенные забором руины продолжили ждать своего часа.

Флотский порядок

Ждать, по счастью пришлось недолго: уже через три года на законсервированную стройплощадку пришли строители. Целых две роты – потому что строители были военными.

Задача перед ними стояла грандиозная: перестроить имеющуюся коробку стен в современное здание Дома офицеров Балтийского флота, завершив работы к двадцати пятилетию его создания.

Амбиции были оправданными: в столице ЭССР на тот момент был расквартирован главный штаб Балтийского флота. Ютиться его дому культуры в былых помещениях Ревельского морского офицерского собрания на Ратушной площади явно не подобало.

Возводить здание было решено на добровольные пожертвования – случай в практике социалистического градостроительства, скажем прямо, не слишком распространенный. Денежные переводы пошли от моряков, служивших по всему Балтийскому побережью.

«Сэкономить» решили на проекте: воспользоваться решили типовым, общесоюзным, «военпроектовским», под номером 28. Привязать его к специфическим таллиннским условиям взялся сам его разработчик, архитектор Александр Кузнецов.

Строительное управление Балтийского флота, при непосредственном участии Петра Михлина, безвозмездно подготовило всю проектную документацию. Руководил ходом работ фронтовик и опытный строитель Петр Бушманов.

Уложиться к намеченной изначально дате, правда, не успели: к лету 1953 года здание на бульваре Мерепуйестеэ только подвели под крышу. На отделку и благоустройство территории ушло еще несколько месяцев.

Для всех

Дом офицеров Балтийского флота был торжественно открыт в феврале 1954-го. А в декабре того же года газеты перепечатывали речь Никиты Хрущева, ознаменовавшей начало борьбы с «архитектурными излишествами».

ДОФ оказался практически идеальным объектом для критики: оно воплощало собой идеалы сталинского ампира в хрестоматийном виде – шестиколонный ампирный портик фасада, обилие искусственного мрамора и позолоты в интерьерах, хрустальные люстры…

В открытую он, учитывая «военный» статус учреждения культуры, конечно не критиковался. Но оказался словно в тени забвения: с шестидесятых годов его изображения исчезают со страниц таллиннских путеводителей и с туристических открыток.

Уникальный интерьер здания, над которым работали специалисты из Москвы и Ленинграда, равно как и фасады украшенные работами эстонских скульпторов, смогли вновь оценить по достоинству лишь сорок с лишним лет спустя – в середине девяностых.

В 1997 году постановлением Министерства культуры Эстонии здание было признано памятником архитектуры. Еще через четыре года работавший в нем с момента вывода российских войск Центр русской культуры получил муниципальный статус.

Современная страница в его истории открылась в ноябре 2009 года, после окончания комплексной реконструкции и научной реставрации, вернувшей зданию его изначальный облик – во всем блеске и великолепии.

*                    *                   *

«Стоя сегодня на сцене, я ощущаю себя не в знакомом давно зале, а словно бы в каком-то дворце или музее, ­– признавался тогда директор ЦРК Юрий Поляков. – Но вокруг – не благоговейная музейная тишина, а кипящая с утра до вечера жизнь.

В нашем доме занимаются творческие коллективы – драматические, хоровые, хореографические, музыкальные, художественные. Проходят концерты, спектакли , выставки,  лекции,  многочисленные праздники, работают  различные студии.

На сцене ЦРК часто  гастролируют зарубежные коллективы самых разных музыкальных и драматических направлений. Приходите – наш дом, правильнее сказать, наш общий дом - открыт для всех».

Выброска:

1. Дом выкупил Василий Войнов – механик, изобретатель, владелец синематографов

2. Руины кинотеатра решили перестроить для нужд крытого плавательного бассейна

3. Денежные переводы шли от моряков, служивших по всему Балтийскому побережью

Фото:

Происхождение: Eesti Ajaloomuuseum

Подпись: Нынешний Центр русской культуры в год своего открытия. Левое крыло включает в себя стены причтового дома, центральная часть – кинотеатра «Гранд-Марина».