Чтобы помнили...


Председателя Таллиннского общества блокадного Ленинграда Нину Ивановну Павлову знают в эстонской столице не только ветераны Великой Отечественной войны. Она встречается с молодежью, ведет активную работу по сохранению документальной памяти о страшных днях войны и блокады Ленинграда. Всегда доброжелательная и корректная, она умеет так говорить о пережитых военных днях, что даже отъявленные скептики, привыкшие ничему не верить, поражаются мужеству этой немолодой, но по прежнему прекрасной женщины.

Мы, работники Центра русской культуры, которые имеют счастье хорошо знать Нину Ивановну и часто встречаться с нею — таллиннские «блокадники» располагаются в нашем доме — гордятся такими людьми, гордятся, что «Блокадный дневник», сборник воспоминаний блокадных детей и взрослых, составленный Ниной Ивановной Павловой, рождался в наших стенах.

Nina Pavlova

Накануне 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, Нина Ивановна Павлова была приглашена в «Прямой эфир» Российского телевидения, где имела возможность не только показать эту книгу всем зрителям, но и рассказать о пережитом.

ДЕТИ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Легендарный голос Юрия Левитана в январе 1944-го оповестил всех жителей страны о прорыве блокады Ленинграда. За 872 страшных, трагических дня немцы выпустили по городу более 150 тысяч тяжелых снарядов. Не менее 800 тысяч ленинградцев умерли от холода и голода: 125 граммов – размер хлебного пайка в блокадном городе. Когда история великой войны переписывается, когда все чаще Запад говорит, что вся история блокады – это большая советская мистификация, особенно важны свидетельства тех, кто видел все своими глазами. В "Прямом эфире" те, для кого блокада Ленинграда – святая часть семейной истории, рассказывают свою правду.

Валентина Талызина пришла в студию с книгой "Блокадный дневник", которую ей подарила составитель сборника Нина Павлова. Это воспоминания о блокаде ленинградских школьников и взрослых, некоторых из которых уже нет в живых. Талызина считает, что особое впечатление эта книга производит на людей, помнящих войну. Сама она вспоминает бомбежку Барановичей: девочке было шесть лет, и отец спешно забрал ее из детского сада в полдень, а через час здание было разрушено. Позже она прочитала у Ильи Эренбурга, что на следующий день в город вошли немцы, а еще через день на центральной площади расстреливали всех членов семей коммунистов и комиссаров, даже детей. Фрагмент "Блокадного дневника" Талызина читала, едва сдерживая слезы.

Сюрпризом для нее стало появление в студии самой Нины Ивановны Павловой. С 2000-го по 2010 год она возглавляла Общество жителей блокадного Ленинграда в Таллине, где сейчас их осталось 150 человек. Павлова сообщила, что первая книга воспоминаний блокадников вышла в 2003 году. Нынешнее издание "Дневника" – третье, а второе читал президент России Владимир Путин и прислал автору письмо с высокой оценкой сборника.

О том, как поутру по дороге за пайкой хлеба находили в сугробах умерших, как постепенно уменьшалась эта пайка, как топили снег – "воды-то не было!", – а иногда и ели его, как варили студень из столярного клея, как бомбы разрушали бомбоубежища с укрывшимися там людьми, как матери хоронили своих малышей, а малыши – родителей, рассказали детьми пережившие блокаду Людмила Мясникова, Эллен Ранд, Олимпиада Пескова, Леонтина Щеглова, Екатерина Ленцман, Нина Колягина (Ламбинен) и сама Нина Павлова. Не скрывали они и того, что порой одни голодные люди прямо из рук вырывали на улице хлеб у более слабых, и что умиравшие от истощения ленинградцы ели кошек и собак.

Дочь Павловой, которая живет в Санкт-Петербурге, принесла на программу оливково-зеленые ленточки, повторящие цвета колодки медали "За освобождение Ленинграда". Повязывать такие ленточки в память о героизме блокадников стали после аналогичной инициативы с георгиевскими ленточками, отметила Лидия Юмашева.

На связь со студией из Парижа вышла дочь Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, с которыми очень дружил автор знаменитой "Ленинградской симфонии" Дмитрий Шостакович. Елена Ростропович поделилась воспоминаниями о блокаде своей матери: о том, что люди не хоронили близких, чтобы получать на них карточки, о трупах с вырезанными ягодицами…

Фрагменты "Блокадного дневника" читали также Светлана Немоляева – жена блокадника Александра Лазарева, Вера Васильева и Лариса Лужина. Последняя принесла в студию плюшевого медвежонка – его подарил ей умерший от голода во время блокады отец. А Елена Макарова показала собачку – игрушку, которую разрешили положить в карман ее маме  Елене Образцовой, когда ее с другими детьми вывозили из города в битком набитых грузовиках. Дочь блокадницы признается, что после маминых рассказов не может выбрасывать хлеб.

Эдита Пьеха  войну пережила во Франции, где по карточкам выдавали "непонятный" хлеб и "сопливый" сыр, но она много общалась с блокадниками, так что песни "Баллада о хлебе" и "Баллада о Тане Савичевой" в ее репертуаре не случайны. Одну из них она спела в студии.

Почему Нина Павлова в детстве стеснялась признаваться, что пережила блокаду? Как получилось, что она вышла замуж за первого, кто к ней посватался? Как чайка помогла Ларисе Лужиной найти на Пискаревском кладбище могилу отца? Почему не хотел рассказывал дочери о войне отец Анастасии Мельниковой и как актриса с дочерью попали в фильм "Спасти Ленинград"? Как поднимала раненых фронтовиков донорская кровь блокадников? Ответы – в "Прямом эфире".